Дома у Кончаловских



Андрей Кончаловский рассказал AD о своем доме на Николиной Горе 11 лет назад. Недавно материал был выложен в электронном виде на сайте журнала. Про деревянные дома в сообществе постов мало, поэтому мы не удержались и решили вам его показать.

Андрей Кончаловский: "Дом должен строиться всю жизнь. Его нельзя просто сдать “под ключ” с интерьером: живые дома “наращиваются” десятилетиями. Так получилось и у меня: мой дом вырос из маминого, который она построила для себя в 50-х. В 1959 году я поступил во ВГИК, меня зачислили в мастерскую Михаила Ромма. По советским стандартам я жил тогда в привилегированной семье. Но хотя у нас и стояла антикварная русская мебель, висели картины Кончаловского и Сурикова, жизнь была небогатая, все надо было доставать.





А что касается этой старой мебели, я ее терпеть не мог, мне нравился модерн. Америка! Эрл Гарднер, Луи Армстронг, девочки. Я помню, как в своей маленькой комнате делал себе “модерновые” книжные полки – как в американских домах. И мечтал о том времени, когда накоплю на "мерседес"…


Дом-терем Андрея Кончаловского сложен из калиброванной сосны. “Я с самого начала хотел, чтобы мой дом был деревянным, как у мамы”.

С тех пор многое изменилось. Я уехал за границу, посмотрел дома своих друзей. У Марлона Брандо, например, дом был ужасный. В ужасном американском вкусе. Никакой. В нем не было ни одной красивой вещи!


Гостиная. Диван икресла “переехали” сюда из лос-анджелесской виллы Кончаловского.

Зато два дома в Италии, во Флоренции, мне запомнились навсегда. Представьте себе полотна Караваджо и Тициана, висящие почти на улице, как будто они всю жизнь так висели, – это палаццо Гуччардини, на виа Гуччардини. Там мне показали в библиотеке кресло, в котором сидел Макиавелли. Он секретарем работал в этом доме! В библиотеке лежат его рукописи... Семья, живущая в этом пространстве шестьсот лет, дом, в котором все устоялось столетия назад, – такая культура потрясает.


Фрагмент гостиной. Изразцы, выполненные в старорусском стиле, нашла для печи архитектор Любовь Скорина.



Во втором доме – его выставили на продажу – можно было снимать кино об эпохе 1920-х. В нем никто не жил лет тридцать, просто пыль вытирали, но все сохранилось просто феноменально. На вешалках висели старые шляпы, стояли фотографии: хозяин дома (какой-то адмирал) с итальянским королем, с Муссолини. Там я впервые увидел, как были устроены туалеты в начале века: полка из красного дерева, в ней сиденье и фарфоровое судно. Воду не спускаешь, а качаешь помпой. Все в идеальном состоянии, все работает!


Кабинет. Русская мебель эпохи Павла I из карельской березы.

Но особенно меня поразил дом Эмануэля Унгаро в Провансе, который он выстроил на старой ферме. Там нет ни одного окна, ни одной задвижки неантикварной: двадцать лет все это потихонечку свозилось и ставилось. Он человек с колоссальным чувством стиля, я многому тогда у него научился. И понял главный принцип дома: ни в коем случае не стараться закончить его как можно скорее!


Зимний сад. Стол и стулья привезены из Флоренции.

Когда я строил свою виллу в Лос-Анджелесе, у меня был интерьерный дизайнер. Все сделали очень красиво, специально купили мебель. Большой диван, который сейчас стоит в гостиной, как и вся остальная европейская мебель, – как раз оттуда, из лос-анджелесского дома. Потом у меня была квартира в Париже, куда я тоже что-то покупал. Потом все это продалось, и я вернулся в Россию, захватив с собой часть вещей. Мамы уже не было, и я решил сохранить ее дом, но превратить его в терем – чтобы было много разных крыш, углов. Разрушить поверхность, разбить ее на разные плоскости, угнездить дом на доме, как строились терема и все посады. Я все-таки живу в России, и возводить итальянское палаццо здесь было бы наивно.



Приглашать интерьерного дизайнера я на этот раз не стал, но осуществить проект терема мне помогла архитектор Любовь Скорина. Она со мной работала на “Мосфильме”, готовила декорации для “Дома дураков” и “Ближнего круга”. Мы с ней много всего пересмотрели, даже болгарские деревянные церкви изучали. В итоге с инженерной точки зрения получилась весьма непростая конструкция: никакое нормальное бревенчатое сооружение не выдержит такого окна, как у меня в гостиной – во всю стену. И резные колонны в гостиной, которые вырезали белорусские мастера, не только для красоты – они крышу держат. Здесь применялись очень сложные архитектурно-инженерные расчеты, и, кроме того, мы ведь делали вполне современный дом – полы, например, отапливаются.



Я сохранил все мамины интерьеры. Даже когда мы разбирали пол и делали новые потолки, мы очень тщательно нумеровали все вещи, чтобы поставить их назад в точности так, как они стояли когда-то. Но из двухэтажного дом превратился в четырехэтажный: я надстроил один этаж и вырыл полуподвал. Так что мамин дом как бы вписался в больший – большой дом его "обнял". Конечно, лестница поменялась: раньше она вела на второй этаж, к папе в спальню, а теперь идет на три этажа. Эта новая лестница делалась в Китае, она сумасшедшей красоты, как скрипка Страдивари. Изгиб у нее просто женский!













Конечно, центр любого дома – кухня. Там тепло и дают еду, там все собираются, несмотря на наличие столовой. Это царство Юли, и я старался сделать здесь все так, как она хотела, – купил не плиту, а эквивалент “роллс-ройса” в кухонном искусстве, шедевр из Франции La Cornue.



Стиль – в отсутствии стиля. Поэтому я и люблю города Италии – в отличие от, например, Петербурга в них нет четкого стиля. И у себя дома я намеренно создавал абсолютное разностилье. Во Флоренции нашел потрясающие терракотовые вазы, покрытые воском, из-за чего появляется такой матовый блеск. Эти вазы обжигались прямо у меня на глазах! Библиотека и лестницы – русский ампир. Я также привез многое из Китая: расписная китайская мебель отлично сочетается с русскими вещами. Я не люблю дорогую антикварную мебель – жалко ее поцарапать. И еще я ничего не коллекционирую: что прибивается, то прибивается. Самое ценное, что накопилось у меня за сорок лет, – книги.


Фрагмент гостиной. Расписной шкаф хозяин привез из Китая.

Раньше я любил гулять по Николиной Горе. Выходил на лыжах в лес… Теперь здесь сплошные заборы. У нас в России люди не считают денег: большинство – потому что их нет, а меньшинство – потому что их слишком много! Далеко не каждый может построить дом, о котором мечтает. Состоятельным людям часто не хватает воображения и культуры, они еще многого не видели, и им хочется поскорее получить что-нибудь особенное. Тем не менее этот варварский самострой мне милее идеально построенных американских таун-хаусов.


Ванная. В зеркале отражается марокканская плитка, похожая, как говорит Кончаловский, на лоскутное одеяло.
















ФОТО: ФРИЦ ФОН ДЕР ШУЛЕНБУРГ, ЕГОР ЗАИКА
ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ №12 ДЕКАБРЬ-ЯНВАРЬ 2005/2006

Метки:
Buy for 50 tokens
1. Наше сообщество Основная страница http://home-and-garden.livejournal.com/ Если вы хотите его быстро найти, достаточно набрать в адресной строке кириллицей дом.жж.рф Сообщество на Facebook. Сообщество на Facebook не полностью дублирует это сообщество. Мы стараемся давать там ссылки на…
Вижу противоречие между восхищением перед домом дожа, где вся обстановка устаканилась 600 лет назад, и потребностью самого Андрея в юности переделать дом матери в "модерн" :)
ах вот где все было!

пс. читал двухтомник Кончаловского о его жизни. Ну и внук его был у меня в детлагере - приехала аж сама Анастасия Вертинская (навестить внука) там и пообщались))

круто было. прикоснулся к истории
Примитивная эклектика.
Дом напоминает амбар, куда напихали разного рода строго барахла со всего Света.
И видна малообразованность обитателей - рабочее пространство запихнуто в какой-то чулан под крышей и там допотопный копьютер с архаичными принтерами и абсолютно неудобный стол и рабочий стул.
И нигде не видно рэка с серверами.
Еще быв китайскон дерьмо от Apple поставили, как это любят делать необразованное быдло.
Замахиваешься, замахиваешься на сотни лет - а потом наследники либо не продолжают род, либо не поддерживают стиль.
Помпезно, если такое определение применимо к бревенчатому дому.
Всё в доме должно тешить ЧСВ хозяев, каждая деталь, ничего "дешёвого", ничего "плебейского", на каждом элементе должен читаться незримый ценник со многими нулями.

Лестница - да, обалденная.
Окно во всю стену - идеал.
И ванная очень понравилась, такое чудное смешение цветастой плитки, благородной сантехники и тёплого дерева.

Даже когда мы разбирали пол и делали новые потолки, мы очень тщательно нумеровали все вещи, чтобы поставить их назад в точности так, как они стояли когда-то.
--------------------------------------------------------------------
Вот умный человек, деревянные полы, разобрал, собрал, отшлифвал, покрыл и лаком и на выходе, прекрасный пол, по которому приятно ходить даже босиком, из естественного материала, и ни одной щели не видно. Их и не должно быть. Щели бывают в случае ошибки, на том или ином этапе. А были бы доски дубовыми было, еще на порядок интересней.
Чет вспомнился Высоцкий.



Наутро там всегда покой,

И хлебный мякиш за щекой,

И без похмелья перепой,

Еды — навалом,

Никто не лается

в сердцах,

Собачка мается

в сенцах,

И печка — в синих изразцах

И с поддувалом.



Конечно бревенчатые стены и дощатый потолок немного греют русскую душу....А в лаптях!!!
Но обиходить Дом нужно самому, в редкие часы досуга, а значит =быстро....Невозможно вытереть пыль с бревна...ее просто не видно....
Очень интересный и органичный дом. Странно, что в обсуждении пишут, что слишком много деталей. В русском стиле всегда много деталей и всегда все немного через чур. Сходите на экскурсию в Кремль, посмотрите палаты. И изразцы на печах в них похожие по стилю. Конечно, для дома в таком стиле нужна смелость и внутренняя свобода. Хорошо что хоть у кого - то не скандинавский стиль.
Наличие соседних заборов расстраивает? Негде развернуться? Но у тебя то он есть. А братва вокруг из того же теста. Дом и по архитектуре, и по внутреннему убранству не блещет. Чувствуется наличие денег и сумбур во вкусе.