Irina (liberties) wrote in home_and_garden,
Irina
liberties
home_and_garden

Categories:

Гид по архитектурным памятникам Москвы — 2018



Вчера обнаружила интересную подборку на мос.ру. Примерно половина на слуху и раскручена, вторая половина "да, видела, вроде".

По московским зданиям вполне можно изучать историю архитектуры: памятников культуры, построенных в самых разных стилях, из которых сейчас около восьми тысяч столичных охраняется законом.

Конструктивизм: путь к коммуне и детский сад на крыше

Самое высокое конструктивистское здание Москвы — жилой дом рабочего товарищества Обрабстроя (Басманный тупик, дом 10/12) — признали памятником архитектуры в октябре 2018 года. Его построили в 1931-м по проекту архитектора Василия Кильдишева. По его же проекту возвели еще один дом, для рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества «Медсанстрой», на Покровке. Кильдишев также известен как соавтор проекта семиэтажного жилого дома в Петроверигском переулке.

Архитекторы-конструктивисты проектировали здания промышленных и бытовых предприятий, домов культуры, клубов, жилые дома. Одна из главных идей конструктивизма заключалась в том, что функция постройки и ее художественное оформление должны соответствовать друг другу, а потому рассматриваться в совокупности. Отличительные черты стиля — строгость и лаконичность форм, геометричность, монолитность внешнего облика здания.

Центральная часть жилого дома Обрабстроя девятиэтажная, на самом ее верху — смотровая площадка с круглыми окнами-иллюминаторами. По бокам от центрального подъезда — два восьмиэтажных корпуса. С южной стороны к дому примыкает шестиэтажная пристройка. Если смотреть сверху, то все здание напоминает перевернутую букву F.













Жилой дом Обрабстроя представляет собой здание так называемого переходного типа, то есть сочетание частного жилья и коммуны. В самой его высокой части на первых пяти этажах были индивидуальные квартиры с ванными и кухнями. А выше располагалось общежитие-коммуна. Там уже все было общим — и место для приготовления еды, и столовая, и санузел. В подвале работали клуб, спортзал и прачечная.

Смелости жильцам было не занимать: они разрешали детям гулять по крыше. На смотровую площадку — ту самую, с иллюминаторами, — выходили на прогулку ребята из детсада, который находился на последнем этаже шестиэтажного корпуса.

Восьмой этаж делился на коридоры, в которых было в среднем по шесть квартир. В каждом коридоре — общая кухня, мусоропровод и большая ванная комната. Был общий балкон, а рядом с ним — кладовка, которую использовали еще и как холодильник. На первом этаже был общий телефон и сидела лифтерша. Коммунальные коридоры были разделены перегородками с дверями, которые никогда не запирались. А вот двери в комнаты жильцы закрывали на ключ, даже когда выходили на кухню или в ванную. На всякий случай.

В 1960-х годах в доме сделали капитальный ремонт. В здании сохранили оригинальные узкие окна вытянутой формы, а еще наливной бетонный пол, выкрашенный в шахматном порядке красно-оранжевой краской. Общежитие поделили на коммунальные квартиры, а проход на смотровую площадку закрыли. Этот дом жилой и сегодня.

















Краснокирпичная эклектика: детская больница

Образцом совсем другого стиля — эклектики — служит детская больница святой Ольги (Орлово-Давыдовский переулок, дом 2, строения 1–4), которую построили в 1880–1890-х годах. В список объектов культурного наследия попали главный, амбулаторный, служебный и карантинный корпуса, а также больничный парк.

Для эклектики характерно смешение элементов разных стилей. Архитектор волен выбирать для одной постройки как родственные, так и сильно отличающиеся друг от друга стили. Определяется это только эстетической привлекательностью и уместностью в отношении функции постройки.

Детскую больницу строили по проекту главного архитектора Московского университета Константина Быковского на деньги графа Сергея Орлова-Давыдова. Сейчас в его честь назван переулок, в котором находится больница. Сергею Орлову-Давыдову было у кого учиться щедрости: его отец, Владимир Петрович, тоже являлся меценатом, а еще писателем и путешественником.

Главный корпус больницы возводили из кирпича, а вот амбулатория и прачечная изначально были деревянными. Здесь помогали в основном детям из бедных семей. Конечно, бесплатно: после открытия граф Орлов-Давыдов продолжал содержать больницу, ежегодно выделяя ей по 24 тысячи рублей. Это большие деньги по тем временам. Для сравнения, диковинный для той поры автомобиль можно было купить за две тысячи рублей, а зарплата заведующего больницей составляла 125 рублей в месяц.





«В конце XIX — начале XX века в этой больнице работал выдающийся врач — основоположник педиатрической школы доктор медицины Александр Кисель. Он был уверен, что свежий воздух и свет очень хорошо влияют на детский организм. По его выражению, ребенок должен быть на воздухе 25 часов в сутки», — рассказывает историк архитектуры Дмитрий Французов.

Детская больница святой Ольги работала до самой Октябрьской революции. После нее здесь разместилась 1-я туберкулезная больница для детей. Чуть позднее сюда переехала клиническая база Центра усовершенствования врачей. До 2012 года в корпусах больницы работал дневной стационар с кружками и мастерскими.

Сейчас исторические здания ждут обновления. Их планируют отреставрировать в ближайшие три года. Разрешение уже выдано, осталось разработать и согласовать проект реставрационных работ.

Промышленная эклектика: от мясной биржи до культурного центра

В похожем стиле выстроен еще один памятник архитектуры — мясная биржа (Сибирский проезд, дом 2, строение 5). Ее возвели в 1886–1888 годах. Здание стало частью Московских городских боен, где забивали свиней и коров. Там же находились кожевенные мастерские, казармы, бани, прачечные и завод по производству альбумина — белка, который используют медики, текстильщики и кондитеры.

Комплекс городских скотобоен состоял из 50 кирпичных построек. К сожалению, в первоначальном виде до наших дней дошло только одно здание — мясная биржа с фрагментами кирпичной ограды и пилонами въездных ворот, на которых раньше стояла огромная фигура быка.

«Хорошо, что здание сохранилось, потому что не так много сохранилось зданий бирж. Самое известное — это, пожалуй, нынешнее здание театра “Модерн”, бывшая хлебная биржа. Раньше подобных строений было много, и каждое из них интересно, потому что те купцы, которые все это строили, делали их красивыми, пусть иногда и слегка вычурными», — отмечает историк-москвовед Олег Фочкин.

При СССР на территории Московских городских боен расположился Микояновский мясокомбинат, а в здании биржи — заводской клуб.







Модерн: египетские маски на Арбате

Еще одному архитектурному памятнику повезло больше: доходный дом Бочаровых (Гоголевский бульвар, дом 21) дошел до наших дней почти без изменений. Здание облицовано керамической плиткой кремового цвета. Между третьим и четвертым этажами — фриз с лепным декором в виде египетских масок, выступающие эркеры поддерживают лепные изваяния сов с расправленными крыльями. Все это черты стиля модерн, в котором построен дом.

«Интересно, что 100 лет назад, когда появлялись здания в стиле модерн, их считали из ряда вон плохими, а сейчас мы ими восхищаемся. Самый первый дом в этом стиле, как считается, был построен архитектором Львом Кекушевым в Глазовском переулке, так называемый дом Листа. Также известны постройки Шехтеля, Вознесенского и других», — рассказывает Филипп Смирнов.

Вообще для модерна характерен отход от классицизма, появление асимметричных элементов и растительных орнаментов. Линии и углы сглаживаются, цвета в основном пастельные, много растительных орнаментов. В русской школе модерна ко всему этому добавляются народные мотивы в оформлении и элементы византийского стиля.

По словам Смирнова, всего в Москве можно насчитать около 500–600 зданий в стиле модерн, и каждое будет по-своему интересным.













Неоклассицизм и готика: дом, построенный во время войны

Практически в первоначальном виде дошел до нас и доходный дом Бурениных (Нижняя Красносельская улица, дом 23) — одно из немногих сохранившихся исторических зданий на Нижней Красносельской. Сохранилось оформление фасадов и планировка этажей. Даже фонарь над парадной лестницей все тот же, что был более ста лет назад.

Четырехэтажное здание возводили в разгар Первой мировой войны — в 1915 году. Проект разработал архитектор Вячеслав Олтаржевский — один из авторов первой застройки ВДНХ. В доходном доме Бурениных селились богатые москвичи, поэтому и его вид должен был соответствовать высокому статусу жильцов. Он построен в неоклассическом стиле, а некоторые его элементы — в редком для Москвы готическом. Он возник в Германии под влиянием французской готики, которую характеризуют устремленность ввысь, изящество и богатство декора.

«Архитектор Олтаржевский в основном прославился высотным строительством. А от раннего периода его деятельности в Москве осталось очень мало, и дом на Красносельской — один из немногих примеров. Архитекторы в начале ХХ века с помощью фасадов зданий устраивали своего рода ликбез: брали мотивы ренессанса, барокко или рококо и интегрировали их, но в современном прочтении. Олтаржевский делает фасад в стиле английской готики — очень редкое для Москвы явление», — объясняет Филипп Смирнов.

Еще в конце 2000-х годов в доходном доме Бурениных жили люди. Потом его расселили, и здание пустовало, несколько раз горело. В 2016 году дом включили в список выявленных памятников. В июле 2018-го он стал объектом культурного наследия.

Что касается стиля неоклассика, то в его основе — античность или классицизм разных эпох, дополненные современными элементами. Для разных стран характерны индивидуальные тенденции. Отечественные архитекторы, например, смешивали мотивы ренессанса и античной классики, добавляя к ним национальные черты, а также использовали не вполне традиционные материалы для отделки (например, вместо белых оштукатуренных колонн появлялись элементы из натурального камня).







Пряничный стиль: дом, в котором жили археологи

А в доходном доме Николая Титова (Ружейный переулок, дом 2) люди живут до сих пор. Дом построили по проекту архитектора Михаила Исакова, которого в свое время к экзаменам в Московское училище живописи, ваяния и зодчества готовил сам Алексей Саврасов, знаменитый пейзажист.

Дом Титова — одна из немногих московских работ Исакова, о которых сейчас известно историкам. Оформление памятника, построенного в начале прошлого века, повторяет мотивы и элементы, характерные для русской архитектуры XVI–XVII веков. На парадном уличном фасаде — фигурные наличники с колонками, «сухарики» (небольшие прямоугольные выступы), поребрики (кирпичи, уложенные под углом к стене), кокошники верхних окон и чередующиеся ширинки (квадратные углубления в стене, внутри которых иногда помещали изразец или резное украшение). Настоящий пряничный домик. Первый этаж несимметричен: справа находится арка, ведущая во двор. Крышу здания венчает шатровая кровля с двумя башенками.

Такие детали характерны для зданий, построенных в псевдорусском стиле. Он зародился в конце XIX века на волне усилившихся народных настроений и вобрал в себя черты и приемы, характерные для русской архитектуры более ранних, XVI–XVII веков. Здания, подобные доходному дому Николая Титова, часто строились из кирпича или белого камня. При их оформлении нередко использовали изразцы, ковку и другие элементы, традиционно изготавливаемые русскими ремесленниками.

Пряничный домик Титова важен для историков не только с точки зрения архитектурной ценности. Тут, в квартире 3, жили археолог Павел Дмитриев и его жена Елена Липеровская. Павел Дмитриев провел первые раскопки на территории Коми. Именно они положили начало археологическим исследованиям этого региона.











Деревянное зодчество, классицизм и железнодорожная эклектика

Дому купца Виноградова (2-й Крутицкий переулок, дом 14) почти 140 лет, он деревянный и прекрасно сохранился. До наших дней дошли даже резные карнизы, окантованные зубцами, резная дверь и фронтон в виде кокошника. Этот дом принадлежал Дмитрию Виноградову — старообрядцу, купцу второй гильдии и владельцу чугунолитейного завода на Крутицах. В его собственности здание оставалось до Октябрьской революции. После нее постройку национализировали. Сейчас тут располагаются офисы.



А вот дом станционного смотрителя у платформы Москва-Товарная-Курская до сих пор используется по назначению. Тут находится пост электрической централизации, а также помещения для начальника станции и дежурного. Двухэтажное кирпичное здание построено в 1883–1884 годах в стиле эклектика. Фасады украшены выступами с небольшими стенками и башенками по углам. Между этажами кирпич уложен поребриком. Над окнами — полукруглые своды, а над крышей — печные трубы.




Еще один представитель эклектичного стиля из списка выявленных объектов культурного наследия — доходный дом купца Шешкова (Дегтярный переулок, дом 10, строение 2). Здание с классическими элементами построили в 1891 году. С 1899 по 1890 год в доходном доме Шешкова жил Антон Чехов. За это время у него в квартире побывали Лев Толстой, Иван Бунин, Владимир Гиляровский и Владимир Немирович-Данченко. Уже после Октябрьской революции в доме жил врач-психиатр Николай Даль, у которого лечились многие знаменитости. Сергей Рахманинов в благодарность за избавление от тяжелой депрессии посвятил Далю свой Второй концерт для фортепиано с оркестром. В наши дни первый этаж здания занимают медицинские клиники, остальные три — жилые.















Если вы из Москвы, поделитесь своими любимыми местами и здаями. Как расстает, пойду на фотоохоту в городе ;)

Tags: архитектура, городская среда
Subscribe
promo home_and_garden февраль 14, 2017 23:09 1
Buy for 50 tokens
на YOUTUBE, на FACEBOOK на YANDEX.ZEN и в группе ВКОНТАКТЕ 1. Наше сообщество Основная страница http://home-and-garden.livejournal.com/ Если вы хотите его быстро найти, достаточно набрать в адресной строке кириллицей дом.жж.рф Сообщество на Facebook. Сообщество на Facebook не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments